Среда обитания
0 комментариев
677 просмотров

Система координат проектного творчества или пять опор современной архитектуры

Смотреть на архитектуру можно под разным углом. Профессор кафедры «Дизайн архитектурной среды» МАРХИ и создатель авторского курса лекций «Дизайн и современный образ жизни» Татьяна Шулика учит не только проектированию архитектурной среды, но и взгляду на профессию и жизнь в целом. 

– Расскажите, пожалуйста, когда и из чего зародилась концепция вашего курса лекций?

– Несмотря на почти очевидность этой концепции, процесс дозревания был довольно долгим, она возникала постепенно. Много лет назад заведующий кафедрой поручил мне, тогда ещё ассистенту, читать курс лекций «Дизайн и современный образ жизни». Я вначале понятия не имела, что, как и о чем, но как-то нужно было сделать, поэтому начала размышлять и написала о своих внутренних профессиональных опорах, сформированных в процессе ассистентства у моего учителя, профессора А.П. Ермолаева. Со временем концепция уточнялась и, в итоге, приобрела очертания сегодняшнего курса, входящего составной частью в комплексную дисциплину «Теоретические основы архитектурно-дизайнерского проектирования». Все то время, что я его читаю (а в прошлом году исполнилось 20 лет), он менялся и достигал внутренней определенности. Как правило, я сопровождаю рассказ презентацией, показываю много примеров из профессиональной практики – архитектуру, дизайн, современное искусство, и каждый год изображения обновляются, дополняются свежими примерами, словом, живут.


1_Элизабет Дилер и Рикардо Скофидио_Павильон ОБЛАКО на EXPO-2002.jpg

Элизабет Дилер и Рикардо Скофидио. Павильон ОБЛАКО на EXPO-2002


– В чем заключается суть концепции? 

– В моей лекционной структуре пять основных тем, последовательность которых устроена неслучайно – от очевидных и ясных к менее однозначным и требующим для восприятия развитого профессионального чувства. Для начала, думаю, нужно их назвать. Первая – это определение принципа устройства – структура. Вторая – взаимодействие с ситуационными ограничениями – контекст. Третья – оптимизация средств выражения – простота. Четвертая – развитие креативного сознания – рефлексия. И пятая, самая «трудноуловимая» категория, граничность, как условие амбивалентного творчества.


2_Эстер Стокер_Геометрическая инсталляция. Инсбрук. 2006.jpg

Эстер Стокер. Геометрическая инсталляция. Инсбрук. 2006


– Мне кажется, на конкретных примерах будет легче разобраться с этими категориями? 

– Да, конечно. Умение видеть и определять принципа устройства – это одна из базовых компетенций проектировщика, которая должна быть у него сформирована изначально. Поняв, как устроено то, что нас окружает, нам проще взаимодействовать с массивом культурной традиции, ориентироваться в актуальных процессах, происходящих здесь и сейчас, разбираться с собственными идеями и так далее. Ключевым примером, который, надеюсь, будет понятен, является художественная революция в искусстве 20 века: после того, как информационная функция искусства перешла к кино и фотографии, традиционным живописцам пришлось менять содержание деятельности – обратившись к проблемам собственно пластического языка, они погрузились в глубины профессии и сделали открытия, которые привели к возникновению иного взгляда на смысл и перспективы развития искусства. 

Что это дало? Во-первых, возможность искусству не быть просто фиксацией реальности, а художнику заострить качества личностного высказывания. Об этом хорошо сказал французский поэт и художник круга Пикассо Макс Жакоб: «Значение произведения искусства – в нем самом, а не в предполагаемых сравнениях с реальностью». А, во-вторых, открыть некоторые универсальные законы, позволяющие разложить процесс создания формы на составляющие, помогающие художнику, а вслед за ним и архитектору, да и вообще любому связанному с формообразованием профессионалу, работать более осмысленно и точно… Картину, объект и пространство можно разложить на отдельные атомы и обнаружить, что одна композиция статична, другая – динамична, а третья – хаотична и этот их различный характер создается с помощью тех или иных композиционных средств. Вообще-то в истории искусства понятие композиции существовало всегда, но, например, открытия супрематизма помогли увидеть композицию как пластическую формулу, поскольку ее элементы были доведены Малевичем до абсолютной простоты и наглядности.


3_Эволюция пластического языка_1.jpg

Эволюция пластического языка


– Не мешает ли такое подробное раскладывание вдохновению?

– Как мы видим, Малевичу или Мондриану не помешало, скорее, наоборот. И если отношение к их творчеству было не однозначным, то уж вклад этих мастеров в архитектуру и дизайн 20 века безусловен. Вообще, вдохновение – это чудесный подарок за постоянную работу, а в процессе учебы «раскладывание» на составляющие – отличный инструмент движения к мастерству. Поэтому, нет, не мешает. 


4_Тео ван Дусбург_Ритмическая композиция.1918-Мис ван дер Роэ_план Барселонского павильона. 1929.jpg

Тео ван Дусбург. Ритмическая композиция.1918 и Мис ван дер Роэ. План Барселонского павильона. 1929


 Какова вторая опора? 

– Это работа с контекстом. Эпиграф к этой части концепции – «ни к новому, ни к старому, а к нужному» – лозунг Владимира Татлина, которого считают отцом русского конструктивизма. Его нереализованным проектом 400-метровой Башни 3-го Интернационала, которая должна была стоять в Питере, открываются все учебники современной архитектуры. Несмотря на такой радикализм в проектах – Башня, Летатлин (модель летательного аппарата была не только построена, но и лично испытана автором) его практическое творчество – живописное конструирование и дизайн как раз соответствовали процитированному лозунгу. Николай Пунин называл его Мастером, от слова «мастеровой».

Грамотное взаимодействие с проектными ограничениями – это 90% будущего проекта. Если «входящие» ситуации проектирования изучены и осмыслены, если мы понимаем, как применить результаты анализа, то практически получаем почти готовую концепцию проекта, остается включить творческое начало. Архитектор работает для людей, поэтому в контекстуальные ограничения попадает и заказчик с его ожиданиями, требованиями, возможностями, и материалы, из которых строим, и ландшафт места, и характер его архитектурной стилистики, и авторские предпочтения. Но, как правило, это совокупность этих и многих других факторов.


5_Владимир Татлин_Башня 3-го Интернационала. Макет. 1919.jpg

Владимир Татлин. Проект Башни 3-го Интернационала. Макет. 1919


5_Чарльз Мур_Морское ранчо_Калифорния. 1965.jpg

Чарльз Мур. Морское ранчо. Калифорния. 1965


– Третьей опорой вы назвали простоту.

– Да, это мое любимое, об этом я могу говорить много, но попробую быстро и просто. В данном контексте имеется в виду простота по отношению к средствам высказывания, сознательное сокращение которых ведет к поиску наиболее выразительных. Допустим, вас ставят в определенные условия и предлагают написать эссе длиной в 10 предложений и пересказать в нем какой-то длинный текст, скажем «Войну и мир». Как вы будете действовать? Понятно, что придется сказать о самом главном, а для этого вы должны будете это главное для начала осознать. И это уже серьезный прогресс. А дальше надо подбирать слова – простые, ёмкие, понятные и желательно адекватные вашему отношению к первоисточнику. В идеале, подобное ограничение средств должно привести к максимальной концентрации ваших усилий, и как следствие этого – повышению качества продукта. 


6_Джордж Вантонгерлоо. Композиция. 1920.jpg

Джордж Вантонгерлоо. Композиция. 1920


6_Сэт Стейн. Ванная с видом на собор св. Петра. Лондон. 2000.jpg

Сэт Стейн. Ванная с видом на собор св. Петра. Лондон. 2000


– А дальше?

– Дальше – две надстройки: рефлексия и граничность.

Рефлексия – это способ движения к профессиональному открытию, причем, перефразируя известные строки – «поэтом можешь ты не быть, но рефлексировать обязан…», т.е. гарантии открытия рефлексия не дает конечно, но это не исключает необходимости присутствия на всех этапах работы. В первую очередь мы говорим об открытости проектировщика к изменениям. Наша жизнь, особенно российская стройка, так устроена: сегодня не завезли одно, завтра – другое, потом кончились деньги… В нашей стране нужно быть готовым ко всему, поэтому рефлексия – это еще и инструмент выживания. А так вообще, нужно уметь к каждой задаче относиться с чистого листа. И здесь важно такое «детское» качество как непосредственность – смотреть на мир глазами ребенка не только интересно, но и чревато теми самыми открытиями.


7_Казимир Малевич_8 красных прямоугольников. 1915.jpg

Казимир Малевич. «8 красных прямоугольников». 1915


7_Джексон Поллок. Картина 5. 1948.jpg

Джексон Поллок. Картина №5. 1948


7_группа МВРДВ. Жилой дом. Амстердам. 1997.jpg

Группа МВРДВ. Жилой дом. Амстердам. 1997


7_Рон Арад_Музей дизайна. Израиль. 2007.jpg

Рон Арад. Музей дизайна. Израиль. 2007


И последнее – граничность – это условие амбивалентного творчества. Быть на грани – это значит не скатываться в однозначность, односторонность, быть «в пространстве между». Граничность в живописи – это соединение «дыхания реальности» с подчеркнутой осмысленностью приемов изображения, в проекте – сочетание контекстуальности размышлений о проблеме со стремлением к самовыражению, в педагогике – слияние осмысленности условий решения учебной задачи со стихийностью творческого акта. Когда мы выступаем в роли зрителей, то инструменты воздействия, рождающие подобные художественные переживания, от нас порой скрыты, мы просто чувствуем какое-то смутное волнение. Таковы, например, работы Эндрю Уайета, Эдварда Хоппера, Джорджо Моранди. Если говорить об архитектуре, то проектирующий художник – явление амбивалентное: с одной стороны, он должен быть свободен от готовых формул восприятия, как бы ничего не умея, создавать язык, форму высказывания каждый раз заново; с другой – обладать определенными знаниями и умениями, владеть мастерством. Парадоксально, но именно в этом противоречии – и главная сложность творческих профессий и, одновременно, их обаяние.


8_Ханс ван дер лаан. Аббатство св. бенедикта. Нидерланды. 1967.jpg

Ханс ван дер Лаан. Аббатство св. Бенедикта. Нидерланды. 1967


8_Александр Бродский_Инсталляция Цистерна. Москва. 2011.jpg

Александр Бродский. Инсталляция «Цистерна». Москва. 2011


– Думаю, вашу концепцию можно вывести и за пределы архитектуры.

– Безусловно, с определенными оговорками она применима ко многим отраслям жизни человека. И, надеюсь, будет полезной читателю.
Шулика Татьяна
Поделиться статьей
Похожие статьи
Цвета без вреда
Как выбрать краску для дома без вреда для здоровья?
Полезный воздух в доме
Жить за городом – не обязательно
Электромобили – энтузиазм или ближайшее будущее?
Найдется ли для электромобиля место в вашем гараже?
Комментарии

Спасибо за регистрацию на портале Naturi Life!
На Вашу почту отправлено письмо с подтверждением регистрации.